Главная / Статьи / Вестник детско-юношеского туризма и отдыха, май 2016 / Меценаты русской провинции - Нечаевы и Мальцовы

меценаты

Известные меценаты прошлого прямо или косвенно способствовали нравственному и духовному развитию России. В системе их жизненных ценностей особое место принадлежит благотворительности. Этими людьми двигали врожденный дух созидания и осознание социальной ответственности перед обществом.

Судьбы русских меценатов второй половины XIX-начала ХХ века блестящи и трагичны: уважение и почёт при жизни и полное забвение после.

Далеко не всем известны имена братьев Могилевцевых, Петра Губонина, Сергея Мальцева. Более на слуху имена Тенишевых благодаря, наверно, открытому в их усадьбе музею и проводимой в нём сотрудниками музея большой просветительской работе.

Известные российские промышленники Мальцовы сделали много для развития промышленности в России. Они владели двенадцатью предприятиями: чугунолитейными, машиностроительным, паровозовагоностроительным и др., десятью заводами, выпускавшими хрусталь, оконное стекло, бемское стекло, бутылки и фаянсовую посуду. Мальцовские производства были лидерами по выпуску стеклянной посуды и литового стекла. Объём выпускаемой на их заводах продукции составлял в общем производстве России 50-60%. «Мальцовский хрусталь» был широко известен от крестьянской избы до царского двора.

Первым среди стеклозаводчиков Иван Акимович освоил варку цветных стекол — медного рубина и уранового стекла. Известно, что изобретение алмазного гранения принадлежит английским стеклоделам, но именно на мальцовских хрустальных заводах была создана грань «Русский камень», по сей день считающаяся как одна из самых красивых и сложных.

До сих пор известна Дятьковская хрустальная фабрика. За отличное качество мальцовский дятьковский хрусталь неоднократно награждался орденами и правом изображать на своих изделиях российский герб.

Дятьковский храм Преображения Господня, построенный на средства И.А.Мальцова в 1810 году, славился своим уникальным хрустальным убранством. Так описывал внутреннее убранство храма в 1862 г. священник Стефан Красовский: «Первое, что поражает чувства зрителя, во внутренней части храма: это хрустальные иконостасы, тяжеловесные, изящной работы, как бы плавающие в воздухе, хрустальные паникадила, и вместо висячих лампад, из разных хрусталей (цветных стекол) искуснейшего мастерства, многоцветные, разнообразные подсвечники». Стены храма были облицованы хрустальными плитками, подсвечники трехслойного стекла высокого профессионального качества высотой более двух метров, лампады и жирандоли той же работы демонстрировали великолепие и совершенство стиля, высокий профессионализм исполнителей.

К сожалению, в 1929 году антирелигиозно настроенные граждане, комсомольцы и милиционеры, фактически уничтожили храм. Вандалами были разрушены хрустальный иконостас и престол, многие иконы сожжены. Здание храма использовали для культпросветработы (под клуб-кино), а спустя несколько лет храм был полностью разобран. До наших дней сохранились несколько элементов внутреннего убранства, находящихся на постоянно действующей выставки в  Дятьковском музее хрусталя. Но кроме дятьковской церкви Преображения Господня, называемой современниками «восьмым чудом света», на их средства в окрестностях было устроено еще 7 каменных храмов.

Нетипичным явлением для России было то, что на территории мальцовских владений действовала широкая сеть социальных гарантий, пособий, система образования, медицинского обслуживания. В техническом училище Людинова с пятилетним курсом обучалось 62 ученика — там готовили будущих специалистов и управляющих для многочисленных производств.

Меценатство и благотворительность Мальцовых были направлены на развитие национальной культуры, науки и просвещения. Следующие поколения Мальцовых также внесли свой вклад в благосостояние страны.

Мальцов С.И.Сын Ивана Акимовича — Сергей Иванович Мальцов был очень религиозен и патриотичен, любил Россию и ее народ, оказывал помощь неимущим, строил в кредит дома и делал много разных дел, описание которых заняло бы не одну страницу. Так, в приобретенном отцом в Крыму Симеизе он организовал винокуренный завод, положивший начало производству массандровских вин в России.

Там же, в Симеизе, в мальцовском имении поселились его сыновья, выйдя в отставку. Николай Сергеевич Мальцов (1849-1939) был высокообразованным человеком своего времени, его библиотека насчитывала около 20 тысяч книг — полные собрания русской, французской, английской и немецкой литературы, издания по астрономии. Он интересовался астрономией и в 1900 г. на горе Кошка основал Симеизскую обсерваторию, где имелись башня для телескопа, двухкамерный строграф и другое оборудование. Впоследствии он подарил свою обсерваторию Пулковской. Н.С.Мальцов был избран почётным членом Российской академии наук, но от почестей он скромно отказался. В честь Н.С.Мальцова одну из первых малых планет-астероидов, открытых в Крыму, назвали «Мальцовией».

Другой сын, Иван Сергеевич (1807-1880 гг.), способствовал учреждению в Симеизе правительственного почтово-телеграфного учреждения, строительству водопровода.

Иван Сергеевич Мальцов был одним из богатейших людей России XIХ века. «Некорованный король» русского хрусталя, дипломат, камергер Двора, действительный тайный советник, кавалер почти всех русских орденов и многих иностранных, он владел многомиллионным состоянием, рядом промышленных предприятий, в т.ч. Гусевской хрустальной фабрикой, но не имел прямых наследников. Всё свое состояние он оставил племяннику — Юрию Степановичу Нечаеву. При вступлении в  права наследования он  по завещанию стал обладателем двойной фамилии Нечаев-Мальцов.

Надо сказать, что благотворительность и меценатство являлись семейной традицией аристократов Нечаевых. Отец Ю.С.Нечаева-Мальцова, Степан Дмитриевич Нечаев — обер-прокурор Святейшего синода, сенатор, историк, археолог-любитель, действительный тайный советник, масон, поэт и писатель потратил на социальные нужды большую часть своего состояния. Он был первым исследователем Куликова поля и создал первый в России музей Куликовской битвы. До 1918 года музей находился в старинном родовом дворце усадьбы Нечаевых Полибино, расположенной недалеко от Куликова поля (сейчас село Полибино Данковского района Липецкой области).

Степан Дмитриевич первым предложил создать на Куликовом поле мемориальный памятник и храм Сергия Радонежского для увековечения Победы русского воинства в  Куликовской битве,  сделал основное пожертвование и  провёл сбор средств для реализации этого замысла.По инициативе С. Д. Нечаева тульский губернатор В.Ф.Васильев в 1820 году выступил с  ходатайством перед императором Александром I о создании мемориального памятника на Куликовом поле. В 1836 году, император Николай I утвердил эскиз чугунного обелиска А. П. Брюллова. Во время празднования 470-й годовщины Победы в Куликовской битве 8 сентября 1850 года памятник был торжественно открыт.

После установки мемориальной колонны на месте Победы в Куликовской битве Степан Дмитриевич Нечаев сделал пожертвование и  начал сбор денег на сооружение храма Сергия Радонежского на Куликовом поле.

Ю.С.Мальцов-Нечаев 0_8c5df_ea1a7f46_XLЕго дело продолжил сын — великий меценат России Юрий Степанович Нечаев-Мальцов. Он окончил юридический факультет Московского университета и поступил на дипломатическую службу. Во время путешествий по странам Европы зародилась и окрепла у Нечаева-Мальцова любовь к искусству, которая и  определила впоследствии его судьбу, связанную с Московским музеем изящных искусств, ныне Музеем изобразительных искусств имени А.С. Пушкина.

Получив в 1880 году от своего дяди огромное наследство, Юрий Степанович, используя свои зарубежные связи, приобретённые на дипломатической службе, реорганизовал производство художественного хрусталя в городе Гусь, при нем получившем название Гусь-Хрустальный.  Нечаев-Мальцов приумножил состояние дяди эффективным управлением и  продолжил традиции социальной ответственности отца, потратив  огромные средства на благотворительность.

Нечаев-Мальцов стал достойным наследником и продолжателем дела Мальцовых, стал известным меценатом, был человеком с активной гражданской позицией. Русский аристократ  и  великий меценат  Юрий Степанович Нечаев-Мальцов подарил России Музей изящных искусств (ныне ГМИИ им. А.С. Пушкина), а также более десятка прекрасных храмов и благотворительных учреждений. Он истратил на меценатство и помощь людям две трети своего огромного состояния. Его социальная ответственность может служить благородным примером для современных российских бизнесменов.

В 1885 году он основал во Владимире Техническое училище имени своего дяди Ивана Сергеевича Мальцова. Затем воздвиг в  центре города Гусь-Хрустальный, храм Святого Георгия по проекту Н.Л.Бенуа. В селе Березовка недалеко от имения Нечаевых Полибино по воле Юрия Степановича был построен храм Дмитрия Солунского в память русских воинов, павших в Куликовской битве.

Проживая в Санкт-Петербурге, Юрий Степанович Нечаев-Мальцов попечительствовал Морскому благотворительному обществу, Николаевской женской больнице, Сергиевскому православному братству, помогал Дому призрения и ремесленного образования бедных детей, с 1910 был попечителем Школы Императорского Женского патриотического общества имени Великой Княгини Екатерины Михайловны. Долгое время был членом Попечительного комитета о сестрах Красного Креста, на основе которого в 1893 под покровительством принцессы Е. М. Ольденбургской возникла Община сестер милосердия святой Евгении Красного Креста. Став вице-президентом Общины, пожертвовал деньги на строительство под ее эгидой двух больничных корпусов и здания богадельни для престарелых сестер милосердия. Финансировал деятельность медицинских учреждений, субсидировал журнал «Художественные сокровища России», выходивший под редакцией А. Н. Бенуа, а затем А. В. Прахова.

Полибино hfphe[fБлагодаря Юрию Степановичу Нечаеву-Мальцову до наших дней сохранилась первая в мире гиперболоидная конструкция, ажурная сетчатая стальная башня удивительной красоты, расположенная сейчас у дворца Нечаевых в Полибино.

До революции в усадьбе Полибино у Ю. С. Нечаев-Мальцова гостили и творили Л.Н.Толстой, И. Е. Репин, И. К. Айвазовский, К. А. Коровин, В.Д.Поленов, В. В. Васнецов, И. В. Цветаев, А. Н. Бенуа, Ольга Книппер-Чехова, Анна Ахматова.

После революции дворец Нечаевых в  Полибино, построенный ещё в  XVIII веке знаменитым архитектором В. И. Баженовым и расписанный И. К. Айвазовским, был разграблен и  все росписи были уничтожены. Первое в мире сооружение гиперболоидной формы, башня В. Г. Шухова у дворца в Полибино, более 30 лет страдает от коррозии и  требуется срочный ремонт её основания.

В историю российской культуры Ю.С.Нечаев-Мальцов вошел как человек, подаривший России Музей изящных искусств (ГМИИ имени А. С. Пушкина) в Москве, пожертвовав на его строительство около 80% необходимых денег. Нечаев выезжал за границу и по соглашению с профессором Цветаевым покупал в Египте, Греции, Лондоне и Париже вещи для музея. Среди наиболее ценных даров: копия с фриза Парфенона, коллекция памятников египетского искусства, копии византийских мозаик и порталов средневековых западноевропейских церквей, собрание античной греческой скульптуры, многочисленные копии с памятников искусства, хранящихся в музеях Греции, Англии и Франции. За заслуги перед русской культурой (он также финансировал журнал «Художественные сокровища России») Ю. С. Нечаев-Мальцов был избран почетным членом Академии художеств (1902) и Московского археологического общества (1908).

Вклад великого мецената Юрия Степановича Нечаева-Мальцова в создание ГМИИ им. А.С.Пушкина незаслуженно замалчивался в годы советской власти, и, к сожалению, эта традиция не изменилась  до настоящего времени, несмотря на подготовку празднования предстоящего столетия Музея и рост общественного интереса к его подлинной истории. Также в советское время замалчивался факт существования до 1918 года Музея Куликовской Битвы во дворце аристократов Нечаевых в Полибино.

Деятельность Мальцовых, служивших во благо России более 200 лет, добрые дела их потомков — достойных продолжателей семейных традиций, вызывает чувство гордости и глубокого уважения. История продолжается.... Сейчас усадьба и постройки в заброшенном состоянии и разрушаются. Меценатов для восстановления нет,  государству тоже нет дела до деяний и памяти о наших выдающихся гражданах.

При подготовке статьи использовано издание «Меценаты русской провинции» (Брянск, Автограф, 2012)