Е.Драчева. Интервью с К.Д.Ушинским

Автор Драчева Е.Л., к.э.н., доцент, драчева 2
проф.РГГУ

 

К.Д.Ушинский В статье К.Д.Ушинского «О необходимости сделать русские школы русскими», написанной более ста лет тому назад, он говорит о тех проблемах, которые представляются сегодня необыкновенно актуальными. В статье мы зададим вопросы и узнаем его мнение.

Сегодняшние проблемы, которые стоят перед нашим обществом, нуждаются в экстренном их решении. Это экономические, культурные, социальные проблемы. Многие из них, в свою очередь лежат в школе.

Это проблемы воспитания и образования, сокращения часов в школах на изучение русского языка и литературы, слабое знание выпускниками школ географии родной страны, отсутствие интереса к истории собственной страны. Это не голословное утверждение, а собственный опыт вузовского преподавателя – автора данной публикации.

 Как бы К.Д.Ушинский ответил на насущные вопросы сегодня, если бы был жив?

- Константин Дмитриевич, сегодня мы, педагоги, сталкиваемся с такой проблемой, что студенты – бывшие школьники, не знают своей родины. Они лучше знают и выполняют задания по другим странам.

- …русский человек всего менее знаком с тем, что всего к нему ближе: о своей родиной и всем, что к ней относится. Возьмите, например, любого маленького швейцарца: …разговоритесь с ним о Швейцарии, и он изумит вас твердым и чрезвычайно подробным знанием своей родины, небольшой, правда, но необыкновенно богатой фактами всякого рода; он не только отлично знает ее города и местечки, ее реки и ручейки, ее горы и пригорки, фауну и флору, но даже знает все замечательные фабрики и заводы с их историей и статистикой. То же самое заметите вы и у маленьких немцев, англичан, а еще более у американцев. Даже француз, поражающий вас полнейшим невежеством относительно всего, что лежит за пределами его «прекрасной Франции», выкажет вам замечательные познания во многом, что относится до его отечества. Только русский, да и не маленький, а большой человек, изумляя иностранца своим безукоризненным выговором на иностранных языках, в то же время глубокомысленно задумается над тем, в котором столетии жил Иоанн Грозный; наверное, помнит, что Мадрид при реке Мансанаресе, но весьма часто не знает, при какой реке стоит Самара, а уж что касается какой-нибудь реки (Черемшана, например), то и говорить нечего, если только ему самому не приходилось купаться в ней.

- Но разве это касается всех русских или только тех, кто в последние десятилетия получил или получает образование за границей – в США, Швейцарии, Великобритании? Как правило, это дети высокопоставленных чиновников и олигархов.

- Мы говорим не о тех русских, которые имели несчастье получить воспитание за границей, - о них и говорить не стоит; нет, мы говорим о тех русских, которые увидели свет и получили свое первое воспитание в какой-нибудь Гнилоперовке, учились потом в самой наирусской из гимназий, кончили курс, пожалуй, даже в университете, принимали потом участие в администрации или литературе, были учителями, подчас даже профессорами….

- Сегодня сокращены часы на изучение ряда предметов в российской школе, предметов, формирующих личность человека: русского языка, литературы, истории, географии нашей страны. Говорят, что информатика и английский язык важнее. Министерство образования утверждает, что мы должны готовить грамотного потребителя. СМИ об этом говорят неохотно и мало…

- …Почему, например, газеты ….не нашли в том же патриотическом сердце уголка для вопроса об изучении России в русских школах и даже, сколько нам помнится, вооружались против слишком долговременного занятия в них русским языком, русской литературой и русской географией?

- А что делает Русское географическое общество в области распространения знаний по географии России среди подрастающего поколения? Выпускается ли специальная литература для юношества?

- …Почему, например, Русское географическое общество, сделавшее так много по географии вообще и русской особенно, не сделало ровно ничего для распространения сведений по географии России в массе русского юношества?

- Сегодня Академия наук переживает нелегкие времена – перестройку. Но сделано ли что-то за последние годы в области просвещения молодого поколения.

- Почему также Академия наук – или, по крайней мере, русское ее отделение – не сделало ничего для облегчения русскому человеку изучения русской грамоты и русской литературы?...

- За последние десятилетия изучать родину стало немодно. Многие школьники, студенты мечтают о смене места жительства, собираясь уехать за границу учиться, работать, жить. Для этого усиленно изучаются иностранные языки, история, география, экономика зарубежных стран…

- ..Отчего в наших школьных уставах…нет и намека на преимущественное, усиленное изучение родины? Почему до сих пор русский мальчик начинает свое знакомство с историей не Рюриком, а Набополасаром, а знакомство с географией не Киевом или Москвой, а каким-нибудь Сиднеем или Вандименовой землей? Отчего русская география, география полусвета, изучается вся в какие-нибудь 40 или 50 час., отмеренные ей на самой середине гимназического курса, в одном IV классе, так что мальчик потом, до самого выхода из университета, не слышит о ней ни одного слова и весьма удобно может позабыть, куда впадает Волга? …Отчего нащи дети садятся за изучение латинских, немецких и французских склонений и спряжений, прежде чем узнают русские…

- В шумные девяностые для нас открылась возможность посещать разные страны, покупать заграничные вещи. По улицам ездят, в основном, иностранные машины. Появились на улицах наших городов многочисленные надписи на иностранных языках. Многие русские слова замещаются иностранными…

- Еще недавно мы старались во всем подражать иностранцам; теперь другая мода. Но, право, нам не мешало бы занять, вместо всех прочих, одну черту из западного образования – черту уважения к своему отечеству; а мы ее-то, именно ее, единственно годную для заимствования во всей полноте, и пропустили. Не мешало бы нам занять ее не затем, чтоб быть иностранцами, а лишь за тем, чтоб не быть ими посреди своей родины.

- Мы обвиняем гастрбайтеров в незнании, нежелании знать русский язык, историю России. Вводим требования к определенным знаниям для них. А сами?

- В последнее время мы довольно часто обвиняли иностранцев в том, что они плохо знают Россию, и действительно, они знают ее очень плохо; но хорошо ли мы сами ее знаем? Нам кажется, что произошло бы прелюбопытное зрелище, если б произвести экзамен из знаний, касающихся России, многим нашим администраторам, профессорам, литераторам, всем, окончившим курс в наших университетах, лицеях, гимназиях, и если б ставить отметки с той же строгостью, с какой ставятся за границей ученикам первоначальной школы по сведениям, касающимся их родины; наверно, можно полагать, что полных баллов было бы немного, а единицы запестрели бы бесконечными рядами, как пестреют они теперь в списках латинских учителей наших гимназий.

- А в чем же, по вашему мнению, проблемы современной России? И отчего они зависят?

- Мы положительно убеждены, что плохое состояние наших финансов, частый неуспех наших больших промышленных предприятий, неудачи многих наших административных мер, перевозка тяжестей гужом рядом с железными дорогами, наши непроходимые проезжие пути, наши лопающиеся акции, пребывание громадных дел в руках безграмотных невежд и пребывание ученых техников без всякого дела, нелепые фантазии нашей молодежи и не менее нелепые страхи, которыми так ловко пользуются люди, ловящие рыбу в мутной воде, - все эти болезни, съедающие нас, гораздо более зависят от незнания нами нашего отечества, чем от незнания древних языков.

- И что делать? Какие пути выхода?

- Мы убеждены, что все эти болезни и многие другие сильно поуменьшились бы, если б в России вообще поднялся уровень знаний о России, если бы мы добились хоть того, чтоб наш юноша, оканчивая курс учения, знал о полусветной Росси столько же положительных фактов, сколько знает о своей маленькой Швейцарии десятилетний швейцарец, оканчивающий курс первоначальной школы.

Скудость наших сведений о России зависит от многих причин; но, конечно, прежде всего оттого, что мы ее не изучаем или изучаем плохо…